Кино > Интервью > подробно

Интервью

Мир кино и жизни Марка Рудинштейна: Как хорошо быть капитаном

"МИР КИНОТАВРА" располагается на Цветном бульваре в Москве, в кинотеатре "Мир", на площади в 5872 квадратных метра. Летом он простирается до южного города Сочи, где проходит знаменитый кинофестиваль. На фестивале все смотрят кино, встречаются и радуются жизни. Между тем в этом мире, происходят и другие, не столь громкие события.


Это чудище протягивает свои лапы во все стороны света - где-то снимают кино, где-то открывают кинотеатр, перерезают ленточку на премьере фильма, дают концерты, делают деньги, закупают, продают, создают, строят. Весь этот механизм существует и движется благодаря дружелюбному, веселому человеку Марку Григорьевичу Рудинштейну.


В каждой компании есть такой человек, от которого все ждут новых шуток, талантливых идей, остроумных решений. Марк Григорьевич, без сомнения, из породы тех, кого называют душой компании. Разница лишь в том, что он руководит целой группой компаний "Кинотавр", являясь их президентом и одновременно душой.


- Марк Григорьевич, наверное, вы не случайно попали в индустрию развлечений. Сначала организовывали концертные программы, потом руководили центром досуга "Подмосковье", конкурировали с Москвой, наконец, выдумали "Кинотавра" и занялись кино. Это ваше призвание - развлекать людей?


- Меня с детства ставили на стульчик и заставляли читать стихи.


- Я не в первый раз слышу про этот стульчик и никак не пойму - вам это нравилось или нет?


- Не очень. Но возражать старшим я не смел. Мне нравилось танцевать принца в балете "Щелкунчик" в народном театре. Кому не нравится в детстве быть принцем, королем, капитаном?..


- Вы родились в Одессе, вероятно, капитаны вам были не в диковинку.
 
- Мой дядя был капитаном танкера "Нефтеюганск", который курсировал по Черному морю вдоль побережья, из Одессы в Новороссийск, в Батуми, и обратно. Летом на каникулах дядя набирал в команду мальчишек, я плавал юнгой, драил палубу, лазал вверх-вниз, наравне со всеми подчинялся дисциплине: если был приказ "отдать концы", я отдавал "концы". По сей день очень люблю море. Люблю купаться в чистой воде. Вообще я маринист...


- В подростковом возрасте мы воображаем себя знаменитыми, нас сжигает тщеславие и мучает неуверенность. Вы ставили себя мысленно на какую-то вершину?


- Ни о чем таком я не мечтал, и мучило меня другое - отношения в семье, разногласия с отцом. Собственных политических убеждений у меня, конечно, не было, я только ощущал какую-то неправду в доме, отец был уж слишком коммунистом, не по убеждениям, а напоказ... Я удрал из дома в город Николаев, поступил на судостроительный завод, строил там корабли, в трудовой книжке у меня есть запись - слесарь-судосборщик третьего разряда.


О стульчике, на котором читал стихи, когда мне было от горшка два вершка, вспомнил только в армии. Смотрю, друг куда-то бегает из казармы, оказалось, он умеет играть на баяне и бегает на репетиции, готовится к концерту для новобранцев. Я сказал своему старшине, что умею читать стихи, меня стали отпускать в библиотеку, а после выступления на концерте забрали в профессиональный армейский ансамбль.


- Так скромно началась ваша карьера в индустрии развлечений... Теперь вы президент, ваше имя стало синонимом сочинского кинофестиваля "Кинотавр". Но все же вы не "звезда" экрана. Автографы, как у "звезд", у вас берут?


- Берут. Однажды в Париже на Шанзэлизе мы даже соревновались с Олегом Янковским, кто больше даст автографов. Встали посреди улицы и ждем, когда нас кто-нибудь узнает. Если у него брали автограф, я платил Олегу, и наоборот. Сначала я побеждал. Не верите? Но потом набежала толпа студентов, человек пятнадцать, и все бросились за автографом к Янковскому.


- Марк Григорьевич, скажите рядовому зрителю, что сейчас посмотреть?
 
- "Бедный, бедный Павел", "Старухи", "Бабуся", "Жизнь одна", "Магнитная аномалия". Я называю самые последние фильмы.


- Знаете, как человек, любящий кино и чересчур много от него ожидающий, я часто разочаровываюсь. Посмотришь фильм, который хвалят, о котором столько говорят, и пожмешь плечами - вроде бы все правда, "про жизнь", и снято профессионально, и актеры хорошие. Но... не трогает, не увлекает, нет никакой тайны. То ли из нашего кино ушла душа, то ли денег мало, на что жалуются все без исключения кинорежиссеры.


- Денег, конечно, мало, но соревноваться с теми, у кого их много, не стоит. Надо работать на свой кинорынок, снимать свои фильмы, делать так, чтобы они были доступны. Я не согласен, что из нашего кинематографа ушла душа. Был чернушный период, но, заметьте, ни один чернушный фильм не занял на фестивале призового места. Когда на "Кинотавре" победила в первый раз комедия - это была картина "Особенности национальной охоты", я понял, что наше кино выздоровело.


- Ощущение такое, что киноискусство из всенародного стало каким-то кастовым, варится в собственном соку, само себя хвалит, критикует, награждает, а зритель из этого процесса выбыл.


- Потому что отечественное кино плохо знают и мало видят. Повсюду, и в кинотеатрах, и на видео, засилье американского проката. Я не против Голливуда, один из двух моих самых любимых фильмов - американский, это фильм Милоша Формана "Пролетая над гнездом кукушки"...


- А второй, конечно, итальянский?


- Да нет, Никита Михалков, "Неоконченная пьеса для механического пианино". Так вот, только попробуйте представить, что в Нью-Йорке крутят 99 процентов русских фильмов! Это невероятная ситуация, а у нас в Москве именно так обстоят дела - 99 процентов американской продукции.


- Говорят, это рынок, он выявляет лидера.


- Ничего подобного. Это не честный рынок, а лоббирование американского проката, которое исходит от государственных чиновников. Поставьте всех в одинаковые условия, в первую очередь по рекламе, тогда через полгода мы посмотрим, какое кино лидирует, на что зритель предпочитает ходить.


- В отечественном кино сейчас можно проследить какую-то тенденцию?


- Оно стало рассказывать истории. Мы излечились от советской болезни, когда за редким исключением кино учило жить и решало проблемы. Сейчас мы поняли, что зрителю нужны просто истории, пусть он сам разбирается, какие они, хорошие или плохие...



Следующая

Комментарии посетителей (0)
 
Рождественская история
'Рождественская песнь в прозе' бессмертного Чарльза Диккенса уже, кажется, тысячу раз переносилась на экран. Тем не менее,...
Царь
Во время премьеры 'Царя' на прошедшем ММКФ большой зал кинотеатра 'Художественный' был плотно забит впечатлительными...
Волчок
В белоснежном сугробе валяется побитая рыжеволосая хабалка. Над ней склоняются люди в хорошо узнаваемых серых фуражках....
Copyright © RIN 2004-.
Rambler's Top100