Кино > Интервью > подробно

Интервью

Кто не любит Веру Глаголеву

ЕT не любят актрисы. Зато обожают актеры. И из-за этого, естественно, еще больше злятся первые. У нее замечательные дети, молодой муж, деньги, роли. И все так легко досталось... Но, как утверждают некоторые представительницы женской половины кино и театра (их имена мы по понятным причинам не назовем), дело вовсе не в этом. А в том, что она без всяких правил борется за роли. И даже сам черт не знает, как далеко может зайти эта борьба. Роль в фильме "Бедная Саша", например, она умудрилась отнять даже у Алены Хмельницкой - жены режиссера. Да и в нашумевшем спектакле "Русская рулетка" не она должна была играть. А роль Лены в любимой женской картине "Выйти замуж за капитана" она получила только потому, что очень дружна со сценаристом Валентином Черныхом. Так говорят, по крайней мере. Вообще, она общается в основном с мужчинами - актерами-режиссерами. Некоторые актрисы считают, что "они просто могут оказаться ей полезными, и больше никаких причин для этого общения нет. И зрители любят ее абсолютно незаслуженно. Потому что она вовсе не так идеальна и хороша, как кажется".




- Это правда, что роль в "Бедной Саше" вы отняли у Алены Хмельницкой?


- Я никогда не вникала и не вникаю в то, что происходит за кадром. Поэтому про Алену Хмельницкую ничего не знаю. Знаю только, что с этим фильмом была связана трагическая история. Потому что на роль, которую потом сыграла я, была утверждена Лена Майорова. Но за неделю до начала съемок произошло несчастье - Лена погибла. И меня пригласили сниматься за два дня до начала работы. На самом деле я просто выручила съемочную группу, а не отняла у кого-то роль.


- Странно. А говорят, что вы за роль боретесь без правил.


- Я? За роль? Я никогда не боролась ни за одну роль. Если меня приглашали на пробу и я не нравилась режиссеру, то отходила в сторону.


- А что, были ситуации, когда вы не нравились режиссеру?


- Наверное. Однажды было так: актриса, которая уже была утверждена, не смогла сниматься. Меня пригласили на пробы и утвердили. А потом позвонили, извинились и сказали, что все-таки согласилась та, первая актриса. (Фильм "Принцесса на бобах" с Еленой Сафоновой в главной роли. - Ред.)


- Я слышала, что в спектакле "Русская рулетка" в паре с Игорем Бочкиным должна была играть другая актриса. А в последний момент всплыло ваше имя. Это тоже неправда?


- Это не просто неправда. Я даже не знаю, как такое могло прийти кому-то в голову. Потому что Виталий Павлов, автор пьесы и режиссер, работал со мной и в другом спектакле - "Джазмен". И год назад он мне сказал: "Вер, я хочу показать тебе пьесу". Я ее прочитала... Мне не очень понравилось. Правда, было забавное начало: женщина просыпается утром и обнаруживает у себя в постели незнакомого мужчину. Представляете? А основной конфликт сюжета - тот, который нельзя менять, - меня не впечатлил. И я эту пьесу отложила. А если не занимаюсь я - не занимается никто, Виталий сам не стал ее продвигать.


Мы очень дружим с Геннадием Хазановым. Все время общаемся и думаем, почему бы нам не сыграть что-нибудь вместе. В принципе мы работаем в одном театре у Леонида Трушкина, но играем в разных спектаклях. И как-то мы встретились. Я ему сказала: "Ген, знаешь, у меня есть пьеса. Посмотри ее". Он прочитал, и она ему понравилась. Я подумала: может, и ничего, раз он ее хвалит. Он согласился играть со мной - замечательно. Я стала искать продюсера, режиссера. Нашла. Мы уже вошли в какой-то график. Но потом так получилось, что у Хазанова просто не было времени - я его прекрасно понимаю. И тогда возникла кандидатура Игоря Бочкина. Как вы понимаете, в этой ситуации просто не могло быть другой актрисы... А с Хазановым, думаю, мы еще поработаем.


- Иногда во время интервью актрисы при выключенном диктофоне говорят о вас, что "ее карьеру устроил Нахапетов. На самом деле она непрофессионал. У нее даже нет таланта". Не может быть, чтобы до вас не доходили эти разговоры.


- Нет. До меня они не доходили.


- По-моему, вы лукавите...


- Я человек общительный - это первое. Легкий - это второе. И у меня очень хороший характер - это третье. Шутка, конечно. Я думаю, что совокупность этих положительных черт дает мне право думать, что у меня мало врагов, мало людей, которые плохо ко мне относятся. И хорошо, что я живу с этим, мне это нравится. Поэтому не надо меня разубеждать.


И потом, знаете, вообще ведь не любят актрис, которых начинали снимать мужья. Я знаю, например, что не любили Таню Друбич. Но я лично не собираюсь ничего доказывать - мне неважно мнение этих актрис. Главное - зрители! Я вижу их отношение ко мне во время спектаклей - там же не обманешь. Когда мы были на гастролях во Владивостоке и Вильнюсе с "Русской рулеткой", зал аплодировал стоя. Так что после этого мне абсолютно неважно, что скажут бездарные актрисы. Или даже пусть они будут очень талантливыми. Но то, что я работала с Анатолием Васильевичем Эфросом, им и не снилось, понимаете? О чем мы вообще после этого говорим? Кого я должна слушать? Тех, кому в жизни не повезло? Да, муж мне помог заявить о себе. Но потом я все делала сама, меня никто не тянул за уши. Поэтому я не буду сейчас оправдываться, что да, я талантлива и имею право на существование. Это было бы просто смешно. А кто вам столько гадостей обо мне наговорил?


- Не скажу. До этого момента вы знали, что вас не любят актрисы?


- Нет... А кто меня не любит?


- Менее удачливое большинство, так скажем.


- Конечно, были и есть актрисы, которые показывают, что "вот, ты такая везучая, а я нет. Почему все тебе?". Неприятно, видимо, когда у другой все хорошо. Тем более я работаю, постоянно нахожусь в профессии. Но я просто не общаюсь с этими актрисами.


- Тяжело им, наверное, от того, что работы нет.


- Наверное. Но мне это чувство не знакомо. Потому что если я не работаю, то занимаюсь семьей и детьми. Я не снималась больше двух лет, потому что меня не было в России. Может, если я была бы в Москве, меня бы тяготило то, что я не в профессии. Но когда я вернулась, то сразу начала работать в сериале "Зал ожидания". Так что если нет работы - я дома.


- Все, чего вы добились, действительно легко досталось?


- Знаете, мне даже стыдно об этом говорить, но да, легко. Не совсем безоблачно, конечно, были и сложные времена. Но что касается профессии, мне не на что жаловаться. С Эфросом на картине "В четверг и больше никогда" было легко работать. На "Торпедоносцах" - тоже без проблем и с удовольствием. Даже в картине "Без солнца" по пьесе Горького "На дне" мне было легко. Казалось бы, классика. Тем более я играла Настю. Но на меня надевали какие-то лохмотья, рисовали щеки - и я превращалась в настоящую проститутку. Такую, знаете, начала века. Было легко скорее всего потому, что рядом всегда был сильный режиссер. И когда я снимала свое кино, "Сломанный свет", мне не хватало такого помощника. Я все делала сама: сама снимала, сама играла. Было нелегко.


- Съемки "Сломанного света" были своеобразным средством для выхода из депрессии после отъезда Нахапетова?


- Нет, это не так. Я сначала стала снимать картину, а потом уже поняла ситуацию. В момент его отъезда я как раз занималась подбором актеров, поиском денег. На это уходило много времени и сил. Так что переживать было просто некогда. Хотя мне было трудно. Но я не хочу сейчас это обсуждать, потому что мой бывший муж уже написал об этом книгу. У меня такая позиция: если мужчина понял для себя, что ему нужна семья, дети, если эти дети появляются по взаимному согласию - это уже долг. И относиться к этому надо как к долгу. Можно говорить, что любовь приходит и уходит, еще что-нибудь. Но дети же остаются. И любовь к ним у нормальных людей пройти не может. Именно поэтому я не принимаю такое понятие, как "мужская свобода", потому что это неправильно. Институт семьи существует и должен существовать. Любое отклонение - это предательство.


- Вот вы говорите, что ни один слух до вас не доходит. Я считаю, что такого просто не может быть. Наверняка ведь были случаи, когда вы попросили человека ответить за такие разговоры.


- Да я не помню. Хотя было один раз. Отар Кушанашвили как-то брал у меня интервью. А когда опубликовал, получилась абсолютно не моя стилистика и не мои слова. Я ему просто сказала: "Отар, ты что делаешь-то? Нельзя так поступать". Он написал мне письмо с извинениями. Этого было вполне достаточно, потому что я нормально к нему отношусь. И потом я узнаю, как он рассказывает о том, что за эту заметку я ему плеснула кофе в лицо, устроила скандал. Я на это просто не способна. Могу только сказать что-то наедине. То есть не отношусь к людям, которые любят показные вещи: его обидели - и он при всех за это дал по морде.


- Вы не способны на скандал? Я о вас слышала совершенно другое.


- Почему вас интересует только что-то плохое?


- Потому что во всех интервью вы такая получаетесь замечательная, что просто не верится.


- Это точно, всегда выгляжу идеальной... Ну, конечно, я ругаюсь. Страшно ругалась, когда снимала свое кино. Когда приходила на съемочную площадку и был не готов объект, или нам было отказано в съемке, потому что администратор не позвонил и не предупредил заранее. И из-за этого все срывается, а у меня пять актеров прилетели только на один день. Вот тогда я ругалась. И очень! Если я, например, в театре вижу листочек, напечатанный на машинке, маленький такой, на котором написано, что тогда-то состоится такой-то спектакль, и в главных ролях Глаголева с Бочкиным, и все это еле-еле видно - это неуважение ко мне в первую очередь. Это ни в коем случае не завышенное самолюбие. Я просто прошу, чтобы все было достойно. И на следующий день все, как правило, сделано как надо. Я ругаюсь со своими детьми, потому что они ни за что не отвечают. Меня раздражает их безалаберность. Пытаюсь все время доказать им, что нельзя такими расти. Но вот с ними почему-то не очень получается.


- Вы, оказывается, жесткий человек.


- Да, очень.


- Правда, что роль Лены из фильма "Выйти замуж за капитана" писалась не на вас?


- Правда. Я туда попала совершенно случайно.


- А кого утвердили сначала?


- Там была такая ситуация: сначала снимал один режиссер, но съемки остановили. И вообще снимали другую историю. Офицер-пограничник ищет себе жену. И в фильме сначала было четыре героини: одна - учительница, вторая - доярка, третья - не помню, а четвертая - моя героиня, корреспондентка. Но потом Виталий Мельников вместе с Черныхом переделали сценарий, и осталась только одна женщина - Лена. Нас с Виктором Проскуриным и утвердили.


- Да? А я слышала, что это блат, потому что вы дружны с Валентином Черныхом.


- Ничего подобного. С Валентином Константиновичем мы действительно дружим, но тогда мы даже не были с ним знакомы. А на картину меня пригласил режиссер - Виталий Мельников. И потом, я никогда не общаюсь с людьми, которые мне неприятны, а с их помощью мог бы осуществиться какой-то проект.


- Но вы действительно общаетесь только с мужчинами. А во главе всех проектов стоят именно они...


- Ну вы же сами сказали, что женщины меня недолюбливают, мягко говоря. Хотя я общаюсь, работаю и с женщинами. Сейчас это Тамара Акулова и Лариса Гузеева. Мы будем вместе сниматься в телевизионном проекте "Подруги". А если честно, то я с большим удовольствием общаюсь с мужчинами. Обожаю Михаила Андреевича Глузского. Это такого остроумия человек... Мне с ним гораздо интереснее, чем с молодыми актерами и актрисами. Когда мы с ним общаемся, я смеюсь так, что потом болит челюсть. Очень хотелось бы с ним поработать. Хотя мы снимались вместе - я только недавно об этом вспомнила - в фильме "Без солнца", гда он играл Луку. Мы с ним сидели на нарах во время съемок и болтали. Обычно я и потом дружу с теми, с кем когда-то работала. В основном это мужчины, потому что в фильме только одна героиня. И герой. Так получалось до сих пор, что этой героиней была я. Вот и все объяснение.


- Вера, вы приезжаете на каждый фестиваль, приходите на все тусовки, участвуете во всех передачах. И все равно всегда говорите, что мелькать не любите.


- Во-первых, я езжу не на все фестивали. А по поводу тусовок и передач... Это же профессия. Можно, конечно, жить затворнической жизнью - никуда не выезжать, уединиться на даче, ждать ролей, которых все меньше и меньше. А на этих встречах я общаюсь с коллегами, делюсь своими планами, узнаю об их задумках. В общении ведь тоже идет работа.


- Может, все это для того, чтобы зритель вас не забыл?


- Нет, я же объяснила только что. Я делаю то, что мне интересно: работаю ли в театре, еду ли на гастроли, снимаюсь ли в кино. Мне все равно, увидит это вся страна или сто человек.


- Говорят, зритель вас любит абсолютно незаслуженно. Вы на самом деле "не идеальны и не хороши".


- Я не буду на это отвечать. Потому что может сложиться впечатление, что я оправдываюсь. А я не собираюсь этого делать. И не собираюсь обращать ни на кого внимания. Ясное дело, что люди, которые не могут ничего, завидуют человеку, который может все. Я так считаю.




Валерия Белова

http://www.film.ru/
Следующая

Комментарии посетителей (0)
 
Миллионер из трущоб
Новый фильм Дэнни Бойла удостоился 8 оскаров и любви практически каждого зрителя независимо от национальности и вероисповедания....
Загадочная история Бенджамина Баттона
Новый фильм Дэвида Финчера у поклонников его предыдущих гениальных творений вызывал немало опасений. За примерами провальных...
Австралия
Новая лента База Лурманна похожа на комплексный обед: кто любит бесконечные пейзажи, диких животных и много хороших актеров...
Copyright © RIN 2004-.
Rambler's Top100