Кино > Интервью > подробно

Интервью

Герои нашего гнилого времени

Дело было в 1994 году. В убойном отделе (так менты называют отделы по расследованию убийств) Кировского РУВД города Санкт-Петербурга работал Андрей Пименов, которого все знакомые называли "мент по жизни". Под псевдонимом Кивинов он писал детективы - для своих друзей-ментов о своих друзьях-ментах. Как-то его книги принесли читать Сергею Скворцову - тогда заместителю председателя Российского канала, а сейчас генеральному директору канала ТНТ. Сергей Скворцов решил по этому материалу делать сериал и спросил продюсера Александра Капицу: "Сможете снять не хуже, чем "Русский транзит"?" - "Сможем". - "А как "Знатоки", только лучше и в цвете?" - "Сможем. Знатоки нудные, а наши ребята живые".


Так и началось. На экранах появились капитан Ларин, капитан Казанцев по прозвищу Казанова, майор Соловец, лейтенант Волков, старший лейтенант Дукалис, полковник Петренко по прозвищу Мухомор. Перед началом съемок актеры ходили в убойный отдел к Кивинову - смотреть, как работают настоящие менты, и знакомиться со своими прототипами. Правда, перенести на экран привычки и манеры прототипов до сих пор не удается. Дело в том, что все серии снимаются разными режиссерами, у каждого из которых свое видение образов. К тому же "Менты" снимаются в авральном порядке: шесть дней серия - три дня перерыв, но в эти три дня идет еще и озвучание. Поэтому все основные актеры играть просто не успевают и ведут себя естественно, почти так же, как в жизни. Даже снимаются в своих костюмах, правда, имеются и дубль-костюмы - на случай трюков, во время которых одежда может порваться или перепачкаться киношной кровью. Вообще-то, изначально всех ментов хотели снять в форме. Но не нашли ее. Так что если кто-нибудь обеспечит героям сериала форму, все будут очень благодарны.


Но пусть в городе Питере нет лишних милицейских форм для всенародно любимого сериала. Зато там есть прекрасные актеры - Юрий Кузнецов, Алексей Нилов, Сергей Селин, Александр Половцев, Михаил Трухин, - у которых хороший иммунитет против звездной болезни. Да простит нас родная столица, но ставим сто долларов против дохлой кошки, что у москвичей при такой славе эта болезнь непременно бы появилась и с ними нельзя было бы так запросто разговаривать, фотографироваться и брать автографы. К "ментам" после каждой встречи со зрителями в городах России подходит огромное количество человек с подобными предложениями - и они никому не отказывают. Пить, правда, стараются не со всеми, потому что тогда сериал, точно, прекратил бы свое существование...


Александр Капица (продюсер):


- В самом начале сериала мы договаривались с каждым режиссером: "Ты должен иметь в своей серии как минимум три прикола, три хохмы и три раздевания". Потом от приколов, связанных с пьянством, пришлось отказаться, потому что сверху пришел указ: менты не имеют права пить в отделе! На первых сериях у нас был жутко серьезный консультант - начальник уголовного розыска Петербурга. И после первой же серии, которую мы ему показали, он стал делать замечания. В общем-то, он был в предпенсионном возрасте и переживал за свое будущее. Говорил: "Как же так, ваш опер звонит эксперту и говорит: "Сделай для меня это, но в частном порядке!" Это же исключено полностью, эксперт должен все записывать! Матом ругаться нельзя, пиво пить на работе - да не может такого быть! Менты никогда не пьют, кофе только. Вот зайдите к нам в Большой дом, там все трезвые ходят". Так что мы быстро-быстро от него отказались.




Александр Половцев (майор Соловец):


- Когда Кивинов первый раз привел нас в свое отделение - место действия его первой книги "Кошмар на улице С.", - мы очень волновались: вдруг у нас ничего не получится, мы не понравимся своим прототипам, не сможем сыграть. Меня первым познакомили


с начальником отделения - Олегом Ивановичем Дудинцевым. Это очень умный, интеллигентный человек, у него два высших образования. За его плечами такая школа! Он настоящий профессионал своего дела. Кстати, оказалось, что они с моим папой работали в Балтийском морском пароходстве, но на разных должностях. Наблюдая за работой настоящих ментов (я вместе с другими актерами присутствовал на допросах, ездил на настоящие ограбления), я пытался ухватить, понять характер своего героя... Как-то в интервью у Дудинцева спросили: "Похож ли актер Александр Половцев на вас?" Олег Иванович ответил: "В принципе похож. Но я курю только "Беломор", а Половцев в фильме - сигареты. У актера, наверное, здоровья не хватило, чтобы смолить во всех сериях "Беломор". Потом мы выступали во Дворце спорта "Юбилейный", ко мне подошла женщина и спросила: "Знаете, кто я?" Она оказалась мамой Дудинцева, работала в медпункте этого Дворца спорта. Вот как мир тесен. Она сказала, что, в общем-то, я похож на ее сына. Единственное, что мне хотелось внести в образ моего персонажа, - это юмор, очень уж серьезного человека из него авторы сериала сделали. Я сам по себе совсем другой - с чувством юмора, смешной такой! Я пытаюсь внести в характер майора Соловца новые штрихи, но мне не дают. Например, в одной из серий Казанова говорил мне что-то о некоей бабе Любе. Я хватал швабру и, держа ее, как гитару, пел: "О, баба Люба". Мне сказали: "Начальник так не может сделать". А что, начальник не человек?


Мы с ребятами уже начинаем называть друг друга именами персонажей. А когда ездили на творческие встречи в Новосибирск, наши охранники все время называли меня "товарищ майор". Я говорил: "Ребята, я Саша Половцев, актер, а не майор". Они извинялись и через пять минут опять - "товарищ майор". А охраняли нас потому, что народу было почти как на концерте группы "На-На". Для того чтобы мы смогли сесть в автобус, охрана через толпу прокладывала коридор и мы по нему неслись.


Моему сыну Степану семь лет. Он смотрит каждую серию "Ментов" от начала до конца, не отрываясь. Ему приятно, что папа известен, ездит по всяким городам и привозит подарки. Но милиционером Степа быть не хочет, говорит, что станет конструктором автомобилей.




Сергей Селин (старший лейтенант Дукалис):


- Мой прототип Толик немножко похож на меня. Он тугодум, такой серьезный парень. И внешне мы похожи. Так что нормально поговорили, выпили по чашке... чаю. Говорят, что мы ведем себя как настоящие менты - не только говорим и держимся, но и бегаем, стреляем. Физическая подготовка у нас была и перед сериалом неплохая, но самое главное то, что существует такая команда "Мотор! Начали!". Она звучит - и я прыгаю спиной с тарзанки высотой в шестьдесят четыре метра. Было страшно. А стрелять нас специально не учили, но я в армии пострелял достаточно. Служил в Туле, был командиром музыкального взвода - на духовых играл. А в той серии, где мы поем "Позови меня с собой", я на тромбоне не играю по-настоящему. Это так, собачий ход (когда музыканты играют не по нотам, а кто во что горазд. - Н. М., Ж. С.). Мы очень не хотели эту сцену играть. Отказывались как могли. Безусловно, сцену делает режиссер, но есть ведь еще и актерское видение. И наше решение - всех пятерых - с его замыслом ну никак не совпадало. Мы сопротивлялись. Мы и песню предлагали петь другую - ну хоть "Наша служба и опасна, и трудна". А режиссер был хороший, добрый такой. И на все это он нас, не побоюсь этого слова, у-ло-мал. А то, что эту сцену все обожают... Мы к ней никак не относимся.


Лет пятнадцать та ниша, которую мы сейчас заполнили, была пуста. Не было в стране национальных героев, ну не было! Это же правда, хоть звучит и нескромно! Знаете, сегодня к нам подошла женщина и так здорово сказала: "Спасибо вам. Может быть, ваш сериал - сказка, придуманная история, но хочется верить в то, что есть такая команда ребят, которые действительно, хоть на секундочку, хоть на минуточку, могут нас спасти".


У меня есть сын Прохор, ему двенадцать лет, занимается каратэ, очень любит, наверное, папу - но под стеклом на его письменном столе лежит не папино фото! А этого Леонардо Ди Каприо! Но мне не очень обидно, он поймет попозже, а вообще те дети, которые смотрят сериал, меня любят. И я знаю, что никогда не буду высоким, красивым и стройным, но, видимо, навсегда останусь Толяном Дукалисом.




Михаил Трухин (лейтенант Волков):


- Мой герой, опер Волков, - инспектор по делам несовершеннолетних. Сам я в детстве с правоохранительными органами не сталкивался, но в юности приходилось. Бойцы доблестного ОМОНа снимали меня с водосточных труб. Зачем я туда залезал? Портвейн, романтика, тянуло на подвиги. Сейчас милиционеры меня узнают, здороваются, поговорят и отпускают (да и по водосточным трубам уже не путешествую). Я, наверное, единственный из "ментов", кто не знаком с прототипом своего персонажа. Но это не значит, что его не существует в реальной жизни, просто не получилось у нас встретиться и познакомиться. Волков не первая моя роль в кино, до этого были и другие фильмы - "Афганский излом" Бортко, "Циники" Месхиева. Но популярность пришла именно после "Улиц разбитых фонарей". Знаете, когда сериал начали показывать по ТНТ, началась первая волна узнаваемости. Забавно было. Идешь по улицам своего города и замечаешь, что люди очень внимательно на тебя смотрят, явно пытаясь понять, откуда им знакомо твое лицо. Помучившись минуты три и так ничего и не вспомнив, народ на всякий случай здоровался. Получалось, что я здоровался со всеми подряд сто пятьдесят раз на дню. Мне совершенно не обидно, что мой герой не так популярен среди народонаселения, как остальные "менты". Я очень плотно занят в Театре имени Ленсовета и Театре на Литейном. Играю в основном главные роли. Снялся в фильме "Особенности национальной политики". У меня там отрицательная роль, такого мерзопакостного типа, который занимается различными махинациями. Интрига, которую закручивает мой герой, сильно смахивает на незабываемую ситуацию с деньгами, которые вынесли в коробке из-под ксерокса из стен одного серьезного учреждения. Ну и, естественно, я продолжаю сниматься в любимом сериале "Менты".




Алексей Нилов (капитан Ларин):


- Мой прототип - Кивинов. Он очень сильный, умный, эрудированный и тонкий человек. У нас хорошие взаимоотношения, но, к сожалению, мы стали очень редко встречаться - много работы.


Когда меня позвали на сериал, я работал начальником отдела рекламы в цветном приложении к газете "Невское время" и был абсолютно доволен. Мне позвонила знакомая барышня и стала говорить, что запускается такой сериал. Я ответил, что пять лет уже не работаю по профессии и прекрасно себя чувствую. Но она назвала десять фамилий ведущих режиссеров Питера, и мне стало интересно со всеми познакомиться. А некоторых ребят из нашей команды я знал давно - мы учились вместе. С Серегой Селиным у нас и сейчас очень близкие, приятельские отношения. Мы рядом живем, и вообще у нас такая сцепка Ларин - Дукалис, что даже моя мама говорит: "Когда я вас вижу на экране, то так умиляюсь, вы и по жизни так себя ведете".


Я страдаю жутко, что мой Ларин такой положительный. Когда меня женили, это был настоящий шок. Сын нашего продюсера Кирилл Капица делал эту серию и меня заставил. Я сначала вообще не хотел выходить на съемочную площадку, но потом все-таки вышел, потому что группа должна работать. А в тех сериях, которые снимаются сейчас, жена от меня ушла. Потом она, правда, вернулась, но (радостно и немного злорадно. - Н. М., Ж. С.) кусок, где она вернулась, по хронометражу не вошел. Я, в общем, рад, потому что совсем положительным быть тяжело. В одной из последних серий я грохнул подонка - на крыше, из пистолета, очень цинично. Вот это мне нравится. А то герой у меня получается какой-то однобокий, а мне хотелось бы больше материться, больше пить, больше встревать в какие-то непонятные ситуации. По жизни я абсолютно отрицательный, я пью, матерюсь и встреваю в ситуации. Мой любимый напиток - портвейн. "Агдам", "Три семерки", "Семьдесят второй", "Красный крымский", "Белый крымский". Бывает такое поганое настроение, когда хочется выпить именно такого портвейна, ядреного, с осадком. Чтоб краска на дне, чтоб еще хуже стало. Раньше, я помню, мы с моим другом Митей для этого брали вермут, "Красный крепкий", что ли, не помню точно названия, и вот там конкретно было сантиметра три краски на дне. Плохо становилось. Я в то время часто имел проблемы с милицией за то, что у меня сидела толпа в мансарде. Мы обычно выходили из мансарды на крышу, ходили по ней, случайно роняли бутылки, они падали, разбивались, соседи вызывали милицию, приходил Юра-участковый, я говорил: "Юра, меня не бери, забирай всех, только отпусти через сорок минут, когда поставишь галочку". Он отпускал, за эти сорок минут я успевал сбегать на улицу и взять водки.


Аудитория у нас очень широкая, от детей до пожилых, от ментов до братвы, и это удивительно. Когда начинали снимать сериал, никто не верил, что из этого что-то получится. Казалось, просто безработные актеры пришли немножко поработать. А то, что происходит сейчас, странно для нас. Но, может быть, дело в том, что мы не супермены, все время оказываемся в идиотских ситуациях, и нам сопереживают.


А в армии я служил в Чернигове. Был минером-подрывником. Так что если будут нужны какие-то сведения о минерстве и подрывничестве, обращайтесь.




Они действуют вопреки отсутствию кабинетов, транспорта, закона, который бы мог их защитить. Они действительно герои нашего гнилого, паскудного времени, когда могут зарезать за мелкую сумму, убить одинокую старушку из-за квартиры, подпольно производить наркотики. Иногда кажется, что разгрести эти авгиевы конюшни уже невозможно. Ларин, Дукалис, Волков и Соловец отнюдь не Гераклы. Они нормальные, веселые, циничные менты, которые честно делают свою работу - борются с преступностью. И, глядя на них, начинаешь понимать, что порой настоящие милиционеры - те, которые в фуражках, в серых пилотках, а изредка даже те, которые с дубинками и полосатыми палочками, - тоже занимаются тем же самым. И тогда, возвращаясь домой во втором часу ночи, спокойно, без нервов и хамства покажешь угрюмому патрулю свой паспорт с московской пропиской. В том случае, конечно, если она есть.


О "Ментах" и людях:




Однажды к актерам подошла простая русская женщина. Те подумали, что нужен автограф, но женщина сказала: "Ребята, вы такие славные. Давайте я подарю вам десять рублей!" Теперь "менты" жалеют, что сами не взяли у нее автограф.







Когда на детских утренниках Михаил Трухин играет всяких зайчиков и козликов, дети начинают скандировать: "Мен-ты! Мен-ты!" Миша очень переживает.







Режиссер сериала Игорь Москвитин в Москве попал в очень неприятную ситуацию. Но разбиравшиеся решили выяснить, кому они, собственно, собираются сделать плохо. Москвитин ответил: "Я из Питера. "Ментов" знаешь? Я снимал там серию". И услышал: "А, "Улицы разбитых фонарей"? Старик, так пойдем выпьем!"







Александр Половцев живет на Таврической улице, которую уже свободно можно переименовывать в Тамбовскую - по названию знаменитой преступной группировки. Вышел как-то актер погулять с собакой и за спиной услышал: "Ментам чисто привет! Мы тут одного замочили, прям как у вас в этой серии. Ну ты тока никому!" Схватив собаку, отважный майор Соловец ретировался.







Как-то раз к Сергею Селину подошел молодой парень: "Это вы герой "Ментов"?" - "Ну, я, - устало ответил Сергей, - ну, я". - "Давайте с вами..." - тут зависла пауза, и Селин в ужасе думал о том, что сейчас опять придется пить эту водку... "А давайте съедим мороженого!" В результате талант и поклонник съели по два.







Александр Половцев шел по городу. Навстречу шла девушка и улыбалась ему. Он улыбнулся в ответ. Красавица начала: "Простите, пожалуйста..." Половцев было стал доставать ручку, чтобы дать автограф, но девушка продолжила: "...как пройти к Исаакиевскому собору?"







Сергей Селин ехал в такси, и таксист сказал ему: "Знаешь, ты моему сыну нравишься! Он все время говорит, что рожа у тебя бандитская, но ты добрый". Теперь Сергей уверен, что девушкам нравится Ларин, мужчины завидуют Соловцу, а дети и подростки мечтают стать Дукалисами.







На встрече в Новосибирске из зала пришла записка с вопросом "Есть ли среди вас евреи?". Алексей Нилов ответил, что бабушка у него полька, а дед старовер. Говоривший после него Миша Трухин сказал: "Ну, я думаю, что есть". Что он имел в виду, никто не может понять до сих пор.







Александр Лыков и Сергей Селин поехали в Комарово. И увидели там пиво. Между друзьями-актерами произошел следующий диалог: "Сереня, ну бутылок по двадцать-то возьмем?" - "Саш, ты что, с дуба рухнул, двадцать бутылок на каждого?!" - "А что?" - "Ну ладно, уговорил". Когда они отошли буквально на десять метров, Лыков сказал: "Слушай, давай еще двадцать возьмем на всякий случай?" Селин больше не спорил, и в результате они "уговорили" шестьдесят бутылочек пивка. Хорошо, что в Комарово озеро есть.



http://www.film.ru/
Следующая

Комментарии посетителей (0)
 
Кунг фу панда
Толстый панда По (Джек Блэк) в мечтах видит себя мастером кунг-фу. Великим мастером - не в плане объемов тела и жировой прослойки,...
Невероятный Халк
Настойчивости, с которой Marvel пытается заставить широкие синефильские массы полюбить своего самого мощного супергероя,...
Не шутите с Зоханом
Адам Сэндлер играет в фильме израильского антитеррориста Зохана, заветная мечта которого стать парикмахером. В итоге,...
Copyright © RIN 2004-.
Rambler's Top100