Кино > Интервью > подробно

Интервью

Интервью директора ЦДК, члена коллегии Госкино России, секретаря Правления СК России Юлия Гусмана нашему корреспонденту

В ноябрьском календаре ЦДК написано, что у Вас произошла техническая революция, благодаря которой в Доме кино снова самые лучшие проекция и звук в стране. Как Вам удалось этого добиться?


- Надо сказать, что Центральный Дом кинематографистов всегда был флагманом качественного кинопоказа. И сейчас у нас продолжает работать замечательная команда киномехаников, инженеров. Но последние пять лет стало понятно, что одного их профессионализма и энтузиазма уже не достаточно.


Изменились времена. Появилась новая кинотехника. В Москве стали открываться кинотеатры, оснащенные суперсовременной аппаратурой. На их фоне Дом кино начал выглядеть бледно и жалко. Чтобы понять весь ужас нашего положения, скажу, что еще год назад осветительные лампы киномеханики охлаждали с помощью обычной воды. Ничего подобного в мире не происходит, наверное, уже лет двадцать-тридцать. И когда в прошлом году на улице прорвало трубу, открытие сезона впервые за всю историю Дома кино было сорвано.


Конечно, все это время мы не сидели сложа руки. Надо иметь ввиду, что уже семь лет Дом кино никем не финансируется. Раньше мы получали деньги от Союза кинематографистов СССР. Сумма составляла около 600 тысяч рублей в год, и ее вполне хватало на ремонт, зарплату, техническое оснащение и т.д. После того как СССР распался, нашей с председателем Правления ЦДК Виктором Мережко главной задачей стало выбивание денег. На все, от зарплаты сотрудникам, которая в среднем составляет около $50 в месяц, до ремонта туалетов. Почти три года мы выбивали необходимые средства на новую аппаратуру. Нам очень помогли: Олег Сысуев, Михаил Задорнов, Станислав Говорухин, Армен Медведев, Александр Голутва. В итоге, в этом году нам выделили из внебюджетного фонда Правительства целевым назначением $60 тысяч, которые мы потратили на ремонт и техническое переоснащение Большого зала ЦДК.


Огромное спасибо хочу сказать работникам НИКФИ, которые помогли правильно смонтировать и расставить всю технику. В общем, в результате совместных усилий у нас сейчас картинка и звук, как в самых лучших кинозалах мира. Вот так Дом кино вернул себе репутацию лидера отечественного кинопоказа.


Вы сказали, что семь лет Дом кино никем не финансируется. Как Вам удается выживать в таких условиях?


- Дом кино уже 35 лет живет без капитального ремонта. Это очень плохо. Регулярный косметический ремонт нам бесплатно помогает делать Правительство Москвы. Огромная благодарность за это лично Владимиру Иосифовичу Ресину. Французские кресла в Большой зал нам подарил Юрий Михайлович Лужков. Туалеты отремонтировала префектура Центрального округа. С миру по нитке - так и живем.


У нас работает замечательный коллектив. Вот только один из многих примеров. Нам как одной из фестивальных площадок ХXI ММКФ выплатили некую сумму. И вместо того, чтобы "поднять" зарплату, выдать премии за очень часто ненормированный рабочий день, трудовой коллектив решил, что все деньги пойдут на ремонт, циклевку полов, приобретение нового оборудования (Dolby Surround Stereo и DVD) для видеозала.


Трудная жизнь для некоммерческой организации - это нормально. Так живет весь мир. Никому же не придет в голову требовать, чтобы хосписы и больницы приносили прибыль. Милосердие и благотворительность, по определению, не приносят деньги, но дают огромную, ни с чем не сравнимую пользу людям.


Я очень горжусь тем, что Дом кино ни в каком виде не коммерциализировался. На нашей территории нет ни одной коммерческой структуры. Это не потому, что мы не ценим прелестей рыночной экономики. У нас задача другая - сохранить Дом кино профессиональным клубом кинематографистов, с бесплатным входом по членским или пригласительным билетам.


Как формируется репертуар Дома кино? Чему Вы отдаете предпочтение в первую очередь?


- О нашем репертуаре лучше всего судить по календарю. Мы проводим сотни мероприятий, иногда несколько раз в день.


Чем мы гордимся? Все эти годы мы проводили и будем проводить благотворительные показы для ветеранов, пенсионеров, для ребят из детских домов, интернатов, для военнослужащих и сотрудников милиции.


Сейчас кино - дорогое удовольствие. Мы это прекрасно понимаем. И надо сказать, что наши благотворительные акции пользуются большой популярностью. Нередко очередь за бесплатными приглашениями заканчивается возле Белорусского вокзала.


Когда в стране выпускались сотни картин в год, премьера в Доме кино была мечтой каждого кинематографиста. Я, например, каждый раз, заканчивая новый фильм, переживал: будет ли у него премьера в Доме кино или нет. Сейчас ситуация другая - "не до жиру, быть бы живу". Выстроить концепцию из того количества фильмов, которые сегодня снимаются, нельзя. А многие вообще бы не стоило нигде показывать, тем более в профессиональном доме кинематографистов. Но, повторяю, ситуация сейчас другая. Поэтому мы предоставляем площадку всем желающим.


Если фильм снят на частные деньги, имеет богатых спонсоров, мы просим их оплатить аренду, размеры которой тоже невелики. В лучшем случае этих денег хватает на оплату электричества. Для большинства же кинематографистов премьерный показ в ЦДК бесплатный.


В середине 80-х Дом кино был центром демократического движения. В этих стенах начиналась политическая карьера очень многих. Мы придумывали разные альтернативные фестивали, акции, "Нику" - первую профессиональную, по-настоящему независимую кинематографическую премию. Я "привез" в Россию слово "номинация", чем тоже очень горжусь. Тогда общественная жизнь бурлила. Сейчас волна схлынула. И Дом кино стал тем, чем он и должен быть, - клубом кинематографистов, штаб-квартирой небогатой, но независимой общественной организации.


В России начался предвыборный сезон, и Дом кино как престижная и популярная площадка, наверное, интересует многие партии и движения. Кому из политиков Вы готовы открыть свои двери?


- Сегодня такого мандата доверия от кинематографистов на поддержку демократических сил в Доме кино, как это было десять лет, я не имею. Количество моих коллег, примкнувших к разным политическим партиям, резко возросло. Поэтому я, говорю сейчас как менеджер, считаю правильным, чтобы Дом кино оставался вне политики.


В принципе же, то, что сегодня окружает нас в общественной и политической жизни, меня сильно возмущает. Хочется орать, плакать, стрелять и стреляться. Мне стыдно за то, что вытворяют многие мои коллеги. Дело не в том, правду они говорят или нет. Ужасно то, какими методами и средствами они пользуются. Сегодня это направлено против нескольких людей, завтра=- против какой-то части общества, а потом снова пойдут "враги народа". Я считаю, что сегодня существует серьезная опасность красно-коричневого реванша. И хотя Зюганов сейчас выглядит как благообразный дедушка русского заката коммунизма, а Жириновский вообще стал респектабельным господином, я застал этих людей совершенно иными. И для меня они не изменились.


И наоборот, то, что среди демократов и реформаторов оказалось много жуликов, людей, не выдержавших испытание "медными трубами", никак не повлияло на мои политические убеждения.


Вы работаете директором с 1988 года. За это время слова Дом кино и Гусман стали практически синонимами. А в принципе сама должность - назначаемая или выборная? Какие функции выполняет Правление Дома кино?


- История с моим директорством очень интересная. До меня эту должность занимал некий господин Ходыкин. Его очень раздражало, что, когда началась перестройка, мы начали устраивать здесь разные веселые и неформально организованные мероприятия. Я в этой компании был этаким заводилой, массовиком-затейником, являясь при этом, что немаловажно, заместителем председателя Правления Дома кино. И, видимо, так мы достали Ходынкина, что он решил уйти. И тогда на секретариате встал вопрос: "Кого назначать?" Руководивший в то время союзом
А.Смирнов сказал: "А чего думать: давайте Гусмана изберем". Проголосовали единогласно, так я и оказался в этом кресле.


Но на этом история не закончилась. По существующим тогда правилам мою кандидатуру должны были утвердить в горкоме партии. И сделать это надо было как можно скорее, потому что прописан я был в Баку. Следовательно, в Москве жил почти на нелегальном положении. А.Медведев и А.Смирнов отправили мои бумаги и стали ждать ответа. Проходит месяц - ответа нет. По правилам вышестоящей партийной инстанции это означает, что кандидатура отклонена. А поскольку люди там работали осторожные, никакой письменной резолюции не давалось. Тогда А.Медведев и А.Смирнов идут ва-банк. Нарушая все этические нормы партийно-административной жизни, они начинают звонить сами. Там от ответа уклоняются, они звонят снова. Так продолжалось тринадцать месяцев, пока, наконец, горком не сдался.


В Правление Дома кино входят пятьдесят достойных людей, известных кинематографистов. Правление - это что-то вроде общественного наблюдательного совета. Оно должно формировать культурную политику Дома кино. Отвечать за художественный уровень проводимых мероприятий. В случае возникновения решать спорные вопросы. Одним словом - это лицо Дома кино.


Когда после распада СССР мы пересматривали Устав Дома кино, я предложил оставить пункт, что директор Дома кино назначается и, соответственно, снимается с должности решением секретариата СК России. Это означает, что если, условно говоря, через месяц секретариат российского союза решит, что я не справляюсь с обязанностями или занимаю не ту позицию, они имеют право меня снять. Для меня этот пункт Устава принципиально важен - как часть системы сдержек и противовесов.


Было бы ужасно, если бы Дом кино стал только коммерческим кинотеатром или очередным казино. Но не менее опасен, на мой взгляд, самодур-администратор, а то и просто жулик в престижном кресле директора ЦДК, на которого никак нельзя найти управу.


Центральный Дом кинематографистов - общественная собственность. Таковым, я уверен, он и должен остаться.



http://www.film.ru/
Следующая

Комментарии посетителей (0)
 
Последнее изгнание дьявола
В рамках своих скромных задач эта псевдодокументальная юмореска работает на ура. Особенно в первой половине фильма, в...
Обитель зла 4: Жизнь после смерти 3D
Даже страшно подумать, что сейчас начнется: кинокритики примутся обзывать режиссера бестолковым копиистом; зрители...
Я прихожу с дождем
Для начала непривычно красивого здесь артиста Хартнетта некий изверг сильно-сильно мутузит бейсбольной битой по голове,...
Copyright © RIN 2004-.
Rambler's Top100