Кино > Интервью > подробно

Интервью

Энтони Дэниелс: Внутри робота так одиноко!

Самый трогательный из героев "Звездных войн" - в Москве


По случаю выхода на видео полного комплекта "Звездных войн" в Москву приехал Энтони Дэниелс, английский актер, отпечаток ступни которого уже угодил на "Аллею звезд" у знаменитого Китайского кинотеатра в Лос-Анджелесе. Ступня одета в металл. Дэниелс - тот самый робот Си Трипио (C3PO), который стал символом всего культового сериала.


В двухярусном номере "Шератона" - рекламный макет его Си Трипио. Они очень похожи. Хотя робот одет в металл, а Энтони в обтянутом черном свитере. Оба изящны, оба излучают доброжелательность.


- О, "Известия"! Какое знаменитое имя! - немедленно польстил он. - Для меня Россия - это Красная площадь, Тверская и "Известия"!


За окном по Тверской катят авто. По фильмам Энтони знает, что Россия - это морозы, тулупы, ушанки, закутанные носы. Но сияет редкое солнце, Москва прекрасна, и он не устает восхищаться.


- Вы всю жизнь играете одну роль - как это получилось?


- Я с детства бредил актерством. Актеры всегда бедны, и родители были против. Что ж, стал изучать адвокатское дело, но все равно играл в любительском театре. Там встретил хорошего педагога и рассказал о своей мечте. Ответ был прост: хочешь быть актером - будь им. Он разрешил мне это безумие, и я ему благодарен. Три года учился в драматической школе. Когда ее окончил, было уже 27 - для актера это очень поздно. Но тут подвалила премия за участие в шоу на Би-би-си. И мне выдали важную штуку - членскую карточку актерского союза.


Потом я играл в самом центре Лондона в пьесе Стоппарда "Розенкранц и Гильденстерн мертвы". Тогда и встретил Лукаса. Вообще-то он меня не интересовал - я считал себя актером серьезным. И вдруг какой-то робот, просто оскорбительно! Это как если бы вам, журналисту, предложили написать ресторанное меню. Короче, я и встречаться не хотел, но мой агент сказал: ты глупый. Иди, иди к нему! Я пошел и был очень вежлив. Он мне показался каким-то квелым, совсем неинтересным. А хотел меня видеть потому, что я маленький. Лукас объяснил, что все вокруг большие, а ему нужен субтильный. А я был худой, ел мало - не было денег. И мог без труда войти в костюм, в который обычного человека не втиснешь. К тому же я был молодой, и значит, дешевый. А тут еще увидел эскизы к фильму и среди них моего героя. Он смотрел мне в глаза и звал: ну давай, иди ко мне! Мне он понравился. Потом прочитал сценарий, и персонаж понравился мне еще больше. Теперь мы вместе.


- И вы никогда об этом не жалели?


Энтони мычит и пальцем описывает сложную фиоритуру:


- Может быть, иногда... Всякое случается, когда делаешь кино. Первый фильм снимался трудно. Я чувствовал себя дискомфортно - Лукасу не нравилась моя игра. Не нравился мой голос. Я для него был слишком... британским. Он хотел чего-то другого, но так и не объяснил, чего. Даже пытался заменить мой голос чужим. Но возник большой успех, и он уже не хотел ничего менять. И Си Трипио стал делом моей жизни. Сначала на улицах меня не узнавали. Прошло 25 лет - теперь узнают. Даже не могу вообразить, где бы я теперь был без Си Трипио.


- И ничего больше не играете?


- У меня две актерские карьеры: Си Трипио и на ТВ. Играю врача. Участвую в презентациях, в компьютерном бизнесе.


- Говорят, Лукаса больше интересуют компьютерные зверушки, чем живые актеры - это правда?


- (Хохочет) По-моему, он уже начал понимать, что компьютерам не хватает человечности. Что-то такое есть в глазах, в мозгу, чего нет в компьютере. И снабдить его этим очень трудно. Но Джордж очень увлечен компьютером, когда-то мечтал вообще избавиться от актеров, чтобы полностью управлять всей сценой. Сейчас он меняется. 25 лет назад он почти не разговаривал с актерами, теперь общается куда лучше. Но все равно всех отдаст за одну умную машину.


- Что было самым трудным?


- Привыкнуть к костюму. Я пришел на студию, разделся и стал дрожать от холода. И меня стали облеплять пластиком - делать из меня статую. Еще труднее было внутри этой статуи оставаться самим собой. Я был жутко одинок там. Никто не видел моих глаз.


Энтони берет "шлем"-маску своего героя, показывает ее темное чрево:


- Вот это - мой мир. Я смотрю через эти дырочки и вижу только то, что прямо передо мной. Так что все разговоры с партнером-"пылесосом" вел вслепую. И мучило одиночество. Я нравился окружающим, но все равно - они любили не меня, а кого-то другого.


- Вы в фильме лишены главного оружия актера - мимики. И все заменили фантастической пластикой. Был прототип?


- В драматической школе нас учили передавать эмоции даже в маске. А пластику придумал сам - это моя пластика. И знаете, какое открытие я сделал года три назад? Ведь эти два персонажа - мой и "робот-пылесос" - это же Розенкранц и Гильденстерн из Стоппарда. Они похожи - строем чувств, их положению среди прочих, даже ростом. Я их воспринимаю как человеческие существа - очень странно...


- Что будет с вашим героем дальше?


- На этих кассетах с трилогией есть фильм о съемках. Мне приходится делать тяжелую работу, надо быть сильным, и я "качаюсь". При этом - стройным. Вчера меня покормили русским обедом - так можно растолстеть за неделю. Потому что вкусно! В среду улечу и буду сбрасывать нагулянное, становиться сильным. Буду выполнять тяжелую работу, а потом Лукас половину вырежет в монтаже.


- Ваш Лукас когда-нибудь встает из-за компьютера?


- Он много думает и читает. Когда-то он планировал сделать девять серий, теперь все свелось к шести. Ведь мы стареем. К 2006 году снимем "Эпизод III" - и уйду на пенсию. Но видео великая штука. Мы все умрем - а видеокассеты будут стоять у людей на полках, и Си Трипио будет с ними через сто лет.


- Как же получилось, что детский фильм стал культовым?


- А он не детский. Он для всех. Для меня самый любимый "Эпизод"  - первый. В нем есть невинность, простота, очарование. Потом надо было все делать ярче, больше, громче. Но остаются простые вещи - храбрость, самоотверженность, взаимопомощь, рыцарское отношение к людям. Остаются приключения и опасности. Все то, что было интересно всегда и всем. И есть очень важное - катарсис. В каждом фильме. Очищающее переживание.


- Что скажете напоследок нашим читателям?


- Очень грустно улетать. Меня привезли всего на два дня, зато теперь я знаю, что Москва совсем близко - всего три часа на самолете.



Валерий Кичин

Источник:: "Известия"
http://www.film.ru/
Следующая

Комментарии посетителей (0)
 
Немыслимое
Несколько прямолинейный, но все же выдающийся камерный триллер от создателя прошлогодних 'Информаторов'. За полтора...
Легенды ночных стражей
Знаменитая детская писательница Кэтрин Ласки очень сильно любит классического 'Короля льва' - та одержимость, с которой...
Монстры
Оказавшись вне контекста, можно почувствовать себя нагло обманутым. 'Монстры' от чрезвычайно многообещающего дебютанта...
Copyright © RIN 2004-.
Rambler's Top100